отогонки на льду в Польше имеют свои взлеты и падения. К сожалению, этих вторых было больше. Нынче поляки пытаются, чтобы возвращить этот вид спорта в своей стране.

За последние 15 лет в польских мотогонках на льду были различные гонщики, которые попробовали гонаяться на мотоциклях с пугающими длинными шипами. Один из этих парней – Михал Видера. Современный тренер команды Сталь Жешув принимал участие в чемпионате Европы и квалификационных этапах чемпионата мира. Может он у нет огромных успехов, но уверено, попал в историю этого вида спорта.

В последнюю пятницу Видера был гостём нашего подкаста >>Гость ТПЖ<<. Тренер из города Швентохловице разсказал нам среди прочего о ледовом спидвею. Благодаря Артуру Писареку приглашаем русскоязычных фанатов прочитать на вашом языке о чём точно говорил Михал.

– Во время последнего чемпионата мира ты болел за Игорем Кононовым, который на последним повороте проиграл золотый медаль Динару Валееву. Емоции и гнев уже у тебя утихли?
– Я тогда возвращался из Бещадов. Минувшы на 20км Санок, в этой >>ледовой<< ауре я смотей тольяттинский финал. Когда пришёл перезаезд за первое место, я остановился на автобусной остановке, на всякий случай, чтобы охладить емоции. Всё равно, по-моему мению, Игорь чемпион. Смотря через призму этой трагедии, которую он прожил, травмы, которую он получил, сколько он прошёл, зная его решимость, он на-конец станет чемпионом мира. Я этого ему желаю! Мы с Игорем с нескольких лет в отличной связи. Даже он проводил время у меня дома. Успех был близок, потому что он проиграл, честно говоря, половиной шипа. Классной атакой обогнал Валеева, но мне кажется, сделал ошибку входя в последний поворот слишком узко. Игорь невероятно сильный умственно пацан. Я очень впечатлен его решимости. У него был ужастной перелом и потерял отца в аварии. Многие не сумели бы после таких переживаний востановиться.

Когда-то приехал ко мне, потому что ехал в Берлин на гонку по гаревому спидвею. Сравнийте эту историю с современными юниорами. Как они функционируют когда гуляешь через закрытый парк. У этих 17 и 18-летних парней очки на носе, жель на волосах и три механики прыгают вокруг, а Игорь – третий призор мирового чемпионата – едет в Берлин один, без механика. Он мне ответил вопросом – >>Ну, а зачём мне механик?<<. Я предложил ему, что могу поехать с ним. Он мне сказал, что ему механик не нужен, но если я хочу могу поехать с ним. Рулил всю дорогу в Берлин, где я ему помагал с техникой. Возвращая домой, опять он рулил. Я ему предлагал, что он после гонки, так поеду я, но он не хотел. Прикиньте, таким образом, какая это решимость и умственная сила в таких гонщиках. Нашим часто этого нехватает.

– Ты упомянул о юниорах. Они на гонки путешевствуют на классных, дорогих автобусах с телевизорами, холодельниками и кроватями внутри. Я помню, что когда-то Игорь похвастался этим, что на гонку собирается на своём жёлтом порше с трейлером.
– Да, это были точно эти соревнования в Берлине, на которые мы ехали вместе. Возможно, что он из-за этого порше не допустил меня за руль (смех). Я видел немного загрузок на фейсбуке, на которых он на тренировку едет на пример на жигули либо других таких изобретениях. Он типический прагматик – мало естетический, но функциональный, который – я надеюсь – не сказал посление слово в мотогонках на льду. На гаревом спидвее конкуренция слишком большая и небольшая возможность гонок, хотя в российской лиге он ещё выступает.

– Ты много лет ездил на льду. Не хотел бы вернуться на трек?
– С нескольких лет это искушает меня. Двигатель отремонтированный нашим швентохловицком механиком – Шимоном. Ежегодно искушение есть. Ещё недавно я провел тренировку у нас на озере на мотике Гжегожа Кнаппа, который я позже передал Михалу Кнаппу. У меня техника есть, но она скорее для учёбы новых гонщиков, чем для выступа в соревнованиях. Мне кажется, что я в хорошим состояни. Благодаря технологии пулсометров Polar, гонщики могут смотреть мои результаты, так я больше применяюсь к тренировкам. Тем немней нужна большое вложение. В последни временя погода делала тренировки невозможными, так я >>бросил<< свой комбез и я думаю, что в следушие года… Хотя, мне только 44 года. В этом виде спорта я совсем молодой, но искушение не такое большое. Если команда в Польше была бы большая и хорошо организованная, оно было бы большое и мотивация тоже.

– Я хотел бы ещё поднять тему Яспера Ивемы. Возможно, что он скоро будет выступать с польским флагом на жилете. Что ты об этом думаешь?
– Я думаю, что всё очевидное. Его мать – полячка, Яспер немного говорить по-польский и если он желтоает выступать за Польшу, нет проблем, чтобы построить такую микро-сборную. Может это быть начало взаимной мотивации. Нидерланды уже не такие сильные как в прошлом, когда Джонни Туинстра борался на мировом уровне. Нынче там нету, кроме Ивемы, сильной команды. Кто знает? Может это правильное управление? Я не против, если он чувствует себя поляком и говорит на нашом языке. Я против такому распределению как в гаревом спидвею что кто-нивудь вдруг полюбил страну, у него польский пасспорт и берём его в сборную.

Разгаворили Давид Грунтковский и Конрад Цинковский, перевел Артур Писарек.

guest
0 komentarzy
Inline Feedbacks
View all comments

Ten artykuł jest dostępny tylko w zagraniczej odsłonie tego serwisu.